Irina Myagkova (maksina) wrote,
Irina Myagkova
maksina

Categories:

Принцесса математики, или "слишком много счастья"

Лучше поздно, чем никогда, пропустить этот День рождения я не могу.

15 января ( по новому стилю) 1850 года, в Москве родилась Софья Ковалевская (урождённая Корвин-Круковская).
Удивительно, как мало осталось ее портретов - не больше полудюжины, с юности и до ранней кончины.



Чем знаменита эта удивительная женщиина, вряд ли надо специально рассказывать,

Но в данном случае речь пойдет скорее  не о научных достижениях, а о её необыкновенной судьбе. И кто придумал, что женщина-учёный - это обязательно "синий чулок".

Все началось с семьи. По семейной легенде родословная Корвин-Круковских начиналась с венгерского короля Матиаша Корвина. По крайней мере, сама Софья была убеждена, что страсть к ученым занятиям она унаследовала именно от него: «Я получила страсть к науке от предка, венгерского короля Матвея Корвина; любовь к математике, музыке и поэзии от деда матери с отцовской стороны, астронома Шуберта; личную свободу от Польши; от цыганки-прабабки – любовь к бродяжничеству и неумение подчиняться принятым обычаям; остальное от России».

Но судя по воспоминаниям самой Ковалевской ключевую, как бы сейчас сказали, роль в её судьбе сыград всё-таки не венгерский король из легенды, а её дядя Пётр Васильевич. Ведь именно ему принадлежали те лекции по дифференциальному и интегральному исчислению академика Остроградского, которыми по воле случая оказалась оклеена её детская. Вот что писала о них сама Ковалевская:
«Меня забавляло разглядывать эти пожелтевшие от времени листы, все испещренные какими-то иероглифами, смысл которых совершенно ускользал от меня, но которые, я это чувствовала, должны были означать что-нибудь очень умное и интересное <…> я, бывало, по целым часам стояла перед стеною и все перечитывала там написанное. Должна сознаться, что в то время я ровно ничего из этого не понимала, но меня как будто что-то тянуло к этому занятию».
Но роль Петра Васильевича лекциями не ограничилась. «И вот, в часы этих бесед, между прочим, мне впервые пришлось услышать о некоторых математических понятиях, которые произвели на меня особенно сильное впечатление. Дядя говорил о квадратуре круга, об асимптотах –прямых линиях, к которым кривая постоянно приближается, никогда их не достигая, и о многих других, совершенно не понятных для меня вещах, которые, тем не менее, представлялись мне чем-то таинственным и в то же время особенно привлекательным» С. Ковалевская "Автобиографический рассказ".

Но даже в юности математика все-таки не затмевала всё вокруг - о юношеской влюбленности Софьи в Федора Михайловича Достоевского, сватавшегося к её сестре Анне, я узнала, когда писала вот этот рассказ на конкурс "Вера, Надежда, Любовь", и даже трудно было поверить, но что было, то было. Анна Фёдору Михайловичу отказала, и сёстры стали искать способ уехать учиться, не дожидаясь согласия отца.
Для Софьи такой возможностью стал брак с Владмиром Ковалевским, молодым учёным-палеонтологом, задумавывшийся как фиктивный, но ставший вполне настоящим.

V Kovalevskiy.jpg

Благородные мотивы  - помощь девушке в получении образования, конечно же двигали Владимиром, но восхищение своей (фиктивной на тот момент) невестой осталось в  письме брату:
"Я со всею своею опытностью в жизни, с начитанностью и напористостью не могу и вполовину так быстро схватывать и разбирать разные политические и экономические вопросы, как она; и будь уверен, что это не увлечение, а холодный разбор. Я думаю, что эта встреча сделает из меня порядочного человека, что я брошу издательство и стану заниматься, хотя не могу скрывать от себя, что эта натура в тысячу раз лучше, умнее и талантливее меня. О прилежании я уже и не говорю, как говорят, сидит в деревне по 12 часов, не разгибая спины, и, насколько я видел здесь, способна работать так, как я и понятия не имею. Вообще это маленький феномен, и за что он мне попался, я не могу сообразить".

Судя по этому письму, Соня сумела покорить не только великого математика Вейерштрасса ( который был настолько впечатлен её способностями и знаниями, что соглаислся давать ей частные уроки), но и собственного мужа.

В июле 1874 года ученый совет Геттингенского университета без формальной защиты, присудил Ковалевской степень доктора философии по математике и магистра изящных искусств «с наивысшей похвалой». Став доктором философии, Софья вместе с мужем вернулась на родину в надежде преподавать математику в университете, но по российским законам она могла рассчитывать лишь на место учительницы арифметики в начальных классах гимназии.
Именно к тому периоду относится фраза, сказанная ею: "Когда Пифагор открыл свою знаменитую теорему, он принес в жертву богам 100 быков. С тех пор все скоты боятся нового..."

О том, что было дальше, в разных источниках написано разное, и что правда, а что досужий вымысел уже не разобрать.

Точно можно сказать, что в 1878 году у Ковалевских родилась дочь Соня. Отчаявшись получить место профессора математики Софья уделяет время журналистике - в печати появляются ее научно-популярные статьи, критические заметки, театральные рецензии. В доме Ковалевских в Петербурге бывали великие ученые и писатели того времени: Д. И. Менделеев, И. М. Сеченев, С. П. Боткин, А. М. Бутлеров, П. Л. Чебышев, А. Г. Столетов, И. С. Тургенев, Ф. М. Достоевский. Трагический финал их семьи - самоубиство Владимира Ковалевского - поставил точку в этом периоде жизни.

Что было дальше?  Новые труды и победы, радости и обиды,  жизнь в Стокгольме и вальсы с королём Швеции,  встреча с другим Ковалевским, Максимом, любовь и мистическое ожидание смерти - уж не знаю, легенда это или нет, но послений Новый год в её жизни 1891 они встретили на "мраморном" кладбище в Генуе и там Софьей были сказаны слова, оказавшиеся пророческими «Один из нас не переживёт этот год». Она умерла чуть большее чем через месяц и посленими ее словами были "слишком много счастья".
Но, по-моему, слова её подруги и соавтора Анны Эдгрен более точно характеризуют судьбу Ковалевской:
«Коротка или продолжительна жизнь – это вопрос второстепенный; вся суть в том, насколько она богата содержанием – для себя и для других. А при такой точке зрения жизнь Ковалевской длиннее жизни большинства людей. Она жила ускоренной жизнью, пила полною чашей из источника счастья и из источника горя».
Основной источник цитат


Что ж, этот вывод, на мой взгляд, эта оценка вполне соответствует девизу самой Ковалевской: "Dis ce gue tu sais, fais ce gue tu dois, adviendra gue pourra!" ("Говори, что знаешь; делай, что обязан; и пусть будет, что будет!")

Опубликовано на Яндекс.Дзен
Tags: великие люди, этот день в истории науки
Subscribe

Recent Posts from This Journal

promo maksina october 16, 2019 11:58 20
Buy for 40 tokens
Это тот рассказ, который привёл меня в Неаполь. Прочла - и очень захотелось если не к океану, то хотя бы к морю... Екатерина Годвер. Город Сюрреализм, символизм и море. https://author.today/work/34498 Мой город мне приснился. Большинству людей время от времени снятся сны…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 37 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Recent Posts from This Journal