Irina Myagkova (maksina) wrote,
Irina Myagkova
maksina

Category:

Мой Высоцкий

Возможно, что это слишком самонадеянно, так говорить, да и 25 января прошло, уже 27-е заканчивается ...
Но я все-таки не стану  ждать еще год или даже до лета (вообще для меня лето 80-го - это отдельная песня, может когда-нибудь напишу ...)
И да простят меня любящие Владимира Семеновича  за опоздание, а те, кому это не близко - пролистают... 
Почему-то именно позавчера я особенно четко поняла, что путь не весь, но очень-очень значительная часть  Высоцкого  для меня в его "Балладе о детстве"  ( в некоторых вариантах, пока искала полный текст  видела название "Баллада о старом доме", кто знает - скажите,   какое правильнее.   Но по сути для меня повторилась та же история, с "Волейболом" Визбора. Эта песня - срез времени, необыкновенно созвучного мне лично... 


Итак,


Владимир Семёнович Высоцкий

БАЛЛАДА О ДЕТСТВЕ

Час зачатья я помню неточно —
Значит память моя однобока, 
Но зачат я был ночью, порочно
И явился на свет не до срока.
Я рождался не в муках, не в злобе:
Девять месяцев — это не лет!
Первый срок отбывал я в утробе —
Ничего там хорошего нет.

Спасибо вам, святители,
Что плюнули да дунули,
Что вдруг мои родители
Зачать меня задумали 
В те времена укромные,
Теперь — почти былинные,
Когда срока огромные
Брели в этапы длинные.
Их брали в ночь зачатия,
А многих — даже ранее, 
А вот живёт же братия,
Моя честна компания!

Ходу, думушки резвые, ходу!
Слова, строченьки милые, слова!..
Первый раз получил я свободу
По указу от тридцать восьмого.
Знать бы мне, кто так долго мурыжил, —
Отыгрался бы на подлеце!
Но родился, и жил я, и выжил:
Дом на Первой Мещанской — в конце.

Там за стеной, за стеночкою,
За перегородочкой
Соседушка с соседочкою
Баловались водочкой.
Все жили вровень, скромно так —
Система коридорная:
На тридцать восемь комнаток —
Всего одна уборная.
Здесь на зуб зуб не попадал,
Не грела телогреечка,
Здесь я доподлинно узнал,
Почём она — копеечка.

...Не боялась сирены соседка,
И привыкла к ней мать понемногу,
И плевал я, здоровый трёхлетка,
На воздушную эту тревогу!
Да не всё то, что сверху, — от Бога, 
И народ "зажигалки" тушил;
И как малая фронту подмога —
Мой песок и дырявый кувшин.

И било солнце в три луча,
На чердаке рассеяно,
На Евдоким Кириллыча
И Гисю Моисеевну.
Она ему: "Как сыновья?" —
"Да без вести пропавшие!
Эх, Гиська, мы одна семья —
Вы тоже пострадавшие!
Вы тоже — пострадавшие,
А значит — обрусевшие:
Мои — без вести павшие,
Твои — безвинно севшие".

...Я ушёл от пелёнок и сосок,
Поживал — не забыт, не заброшен,
Но дразнили меня "недоносок", 
Хоть и был я нормально доношен.
Маскировку пытался срывать я:
Пленных гонят — чего ж мы дрожим?!
Возвращались отцы наши, братья
По домам — по своим да чужим...

У тёти Зины кофточка
С разводами да змеями —
То у Попова Вовчика
Отец пришёл с трофеями.
Трофейная Япония,
Трофейная Германия...
Пришла страна Лимония,
Сплошная Чемодания!
Взял у отца на станции
Погоны, словно цацки, я, 
А из эвакуации
Толпой валили штатские.

Осмотрелись они, оклемались,
Похмелились — потом протрезвели.
И отплакали те, кто дождались,
Недождавшиеся — отревели.
Стал метро рыть отец Витькин с Генкой, 
Мы спросили: "Зачем?" — он в ответ:
Мол, коридоры кончаются стенкой,
А тоннели выводят на свет!
Пророчество папашино
Не слушал Витька с корешем —
Из коридора нашего
В тюремный коридор ушёл.
Ну, он всегда был спорщиком,
Припрут к стене — откажется...
Прошёл он коридорчиком —
И кончил "стенкой", кажется.

Но у отцов — свои умы,
А что до нас касательно —
На жизнь засматривались мы
Уже самостоятельно.
Все — от нас до почти годовалых —
"Толковищу" вели до кровянки, 
А в подвалах и полуподвалах
Ребятишкам хотелось под танки.
Не досталось им даже по пуле, 
В "ремеслухе" — живи да тужи:
Ни дерзнуть, ни рискнуть... Но рискнули
Из напильников делать ножи.

Они воткнутся в лёгкие
От никотина чёрные
По рукоятки — лёгкие
Трёхцветные наборные...
Вели дела обменные
Сопливые острожники —
На стройке немцы пленные
На хлеб меняли ножики.
Сперва играли в "фантики",
В "пристенок" с крохоборами, 
И вот ушли романтики
Из подворотен ворами.
...Спекулянтка была номер перший —
Ни соседей, ни бога не труся,
Жизнь закончила миллионершей 
Пересветова тётя Маруся.
У Маруси за стенкой говели, 
И она там втихую пила...
А упала она возле двери —
Некрасиво так, зло умерла.

И было всё обыденно:
Заглянет кто — расстроится.
Особенно обидело
Богатство метростроевца —
Он дом сломал, а нам сказал:
"У вас носы не вытерты,
А я — за что я воевал?!" —
И разные эпитеты.
Нажива — как наркотика.
Не выдержала этого
Богатенькая тётенька
Маруся Пересветова.

...Было время — и были подвалы,
Было надо — и цены снижали,
И текли куда надо каналы,
И в конце куда надо впадали.
Дети бывших старшин да майоров
До ледовых широт поднялись,
Потому что из тех коридоров
Вниз сподручней им было, чем ввысь.
                                                                 1975



Не знаю, что именно так задевает и "торкает" ....  Может быть понимание, простите за выский штиль, что это и есть та самая ПРАВДА, оно было именно так.
Про "...и отплакали те, кто дождались, недождавшиеся — отревели..." я как-то уже писала на День Победы, о тех пленных немцев, строивших что-то  рядом с их институтом на  Октябрьской, рассказывала мама, а вернувшийся с  фронта отец действительно отдал брату поиграть...  медали  -  "я не за них Родину защищал", хотя и  "за что я воевал... "  тоже слышала неоднократно ( не от него, от других, но не суть.)
 И даже  личный опыт проглядывает -  "...на тридцать восемь комнаток всего одна уборная..." -  очень точное описание квартиры на Кропоткинской, где выросла моя подруга ... 
В найденном клипе - не все куплеты, но меня привлекли редкие фотографии, многие из которых я раньше не видела .
Он такой молодой на них ..

Tags: авторская песня, чтобы помнили
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • 17, или Всем здравствуйте

    Именно так начинался этот журнал ровно 17 лет назад (ну ок, 17 лет и один день) Если подумать - целая жизнь. Иных уж нет, а те далече, как…

  • Памятник "Неизвестному водителю"

    И хотя некоторые мои друзья уже прочли этот очерк на Дзене, я оставлю ссылку и в ЖЖ - хочу, чтоб больше людей об этом памятнике и истории его…

  • Почти ноты (птичий четверг)

    Кто именно - не смогла разглядеть, вроде бы дрозды. А может и скворцы, слишком далеко.

promo maksina october 16, 2019 11:58 20
Buy for 40 tokens
Это тот рассказ, который привёл меня в Неаполь. Прочла - и очень захотелось если не к океану, то хотя бы к морю... Екатерина Годвер. Город Сюрреализм, символизм и море. https://author.today/work/34498 Мой город мне приснился. Большинству людей время от времени снятся сны…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 21 comments

Recent Posts from This Journal

  • 17, или Всем здравствуйте

    Именно так начинался этот журнал ровно 17 лет назад (ну ок, 17 лет и один день) Если подумать - целая жизнь. Иных уж нет, а те далече, как…

  • Памятник "Неизвестному водителю"

    И хотя некоторые мои друзья уже прочли этот очерк на Дзене, я оставлю ссылку и в ЖЖ - хочу, чтоб больше людей об этом памятнике и истории его…

  • Почти ноты (птичий четверг)

    Кто именно - не смогла разглядеть, вроде бы дрозды. А может и скворцы, слишком далеко.