Irina Myagkova (maksina) wrote,
Irina Myagkova
maksina

Categories:

Поэт на войне

Гати. Так называлось село, где  родилась маоя мама, где жила семья моей мамы не один век подряд (100 км от Москвы, Тульская область) . Может быть поэтому меня так цепляет это стихотворение Алексея Суркова.


Вот бомбами разметанная гать,
Подбитых танков черная стена.
От этой гати покатилась вспять
Немецкая железная волна.

Здесь втоптаны в сугробы, в целину
Стальные каски, плоские штыки.
Отсюда, в первый раз за всю войну,
Вперед, на запад, хлынули полки.

Мы в песнях для потомства сбережем
Названья тех сгоревших деревень,
Где за последним горьким рубежом
Кончалась ночь и начинался день.

Алексей Сурков. 1941, под Москвой

Этого поэта помнит уже только страршее поколение, да и то не все. А ведь если не каждый, то очень-очень многие так или иначе знакомы с его стихами. Алексей Сурков - автор слов знаменитой "Землянки", песне, которой поставлен памятник, точнее - памяный знак в деревне Кашино Истринского района Московской области

Бьется в тесной печурке огонь,
На поленьях смола, как слеза.
И поет мне в землянке гармонь
Про улыбку твою и глаза.

z.jpg

Почему именно там? Потому что именно там, в этой деревне Сурковым было написано то письмо жене Соне, строчки из которого стали потом словами знаменитой песни.

Рассказывает дочь поэта Наталья Суркова:

" - Отец, военный корреспондент фронтовой газеты, приехал под Истру собирать очередной материал. Немецкие танки прорывались к Москве не там, где их ждали, - по Волоколамке, а именно здесь, по незащищенной дороге. Наши, несколько человек, включая отца, застряли в окруженном фашистами блиндаже. Три пулемета били по ним в упор. Один из тех, кто был тогда вместе с отцом, сумел гранатами подавить пулеметы. Стали выбираться к нашим, отцу помогал кто-то из молодых, ему самому из-за возраста это было трудно...

В год битвы под Москвой зима упала внезапно, закрыв снегом кровь и ошметки искореженного металла. Они пробирались через прозрачный лес по минному полю. На расстоянии четырех шагов один от другого. Такое было правило, чтобы, если один подорвется, у другого был шанс уцелеть. «Отец тогда произнес: „До смерти - четыре шага“. Вся его шинель была иссечена осколками». О некоторых событиях в жизни невозможно сказать прозой..."

Сам Алексей Александрович говорил, что стихи «Бьется в тесной печурке огонь..» так бы и остались частью письма, если бы в феврале 1942 года не приехал в Москву из эвакуации, и не пришел в редакцию композитор Константин Листов и не стал просить «что–нибудь, из чего можно написать песню».

z1.jpg

Получив слова, композитор через неделю вновь появился в редакции и попросив гитару спел свою новую песню, назвав ее «В землянке». Мелодия запомнилась с первого же исполнения, и «пошла» по всем фронтам – от Севастополя до Ленинграда и Полярного круга (чем выское партийное начальство было не слишком довольно - "о какой смерти речь, когда надо петь о победе", но воля народа оказалась сильнее).

Мало кто знает, но в песне одно слово оказалось переделаным - у Суркова было написано "от МОЕЙ негасимой любви", а в песне поётся "твоей". Близкие шутили, что это жизнь сама исправила и не стоит огорчаться.



И ещё. Практически каждому из нашего поколения  с детства знакомы эти строки:

Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины,
Как шли бесконечные, злые дожди,
Как кринки несли нам усталые женщины,
Прижав, как детей, от дождя их к груди...

Алёша, к которому обращался Симонов в том стихотворении, и есть Алексей Сурков.

Из фронтовых дневников Константина Симонова.

_"В маленькой комнатке я застал Верейского, Слободского и Суркова, которого в первую минуту даже не узнал - такие у него были бравые пшеничные, с подпалинами чапаевские усы.Расцеловавшись, мы посидели минут десять, спрашивая друг друга о событиях, происшедших с нами за те несколько месяцев, что мы не виделись после Западного фронта. Потом я прочитал Алеше посвященное ему стихотворение "Ты помнишь, Алеша, дороги Смоленщины...". Старик расчувствовался. Я - тоже. Из-под койки была вытащена бутылка спирта, который мы и распили без всякой закуски, потому что закуски не было..."

z2.jpg

Не знаю как для вас, а для меня и "Землянка", и стихотворение Симонова были и остаются не только символом той страшной войны, но и живою памятью о людях, прошедших её.

С уважением, @maksina
Tags: вахта памяти
Subscribe

  • Городская скульптура Нижнего Новгорода

    Воскресный день 100 лет назад. Как приятно влюбленной паре прогуляться по главной торговой улице Нижнего Новгорода. Заглянуть в лавку и…

  • Нижний Новгород. Просто дома.

    Вот этот стоит на Большой Покровской - это такой нижегородский Арбат, в чем-то даже более естественный и интересный, чем наш ( а может к своему я…

  • Закат на востоке

    Вдохновленная антарктическим фото dave_aka_doc , я снова о Волге. Точнее на волжских закатах. Как положено - на западе. И на…

promo maksina october 16, 2019 11:58 20
Buy for 40 tokens
Это тот рассказ, который привёл меня в Неаполь. Прочла - и очень захотелось если не к океану, то хотя бы к морю... Екатерина Годвер. Город Сюрреализм, символизм и море. https://author.today/work/34498 Мой город мне приснился. Большинству людей время от времени снятся сны…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 15 comments

  • Городская скульптура Нижнего Новгорода

    Воскресный день 100 лет назад. Как приятно влюбленной паре прогуляться по главной торговой улице Нижнего Новгорода. Заглянуть в лавку и…

  • Нижний Новгород. Просто дома.

    Вот этот стоит на Большой Покровской - это такой нижегородский Арбат, в чем-то даже более естественный и интересный, чем наш ( а может к своему я…

  • Закат на востоке

    Вдохновленная антарктическим фото dave_aka_doc , я снова о Волге. Точнее на волжских закатах. Как положено - на западе. И на…