Irina Myagkova (maksina) wrote,
Irina Myagkova
maksina

Categories:

Подмосковная весна. Часть 2. Ярополец, усадьба Гончаровых

Продлжаю отчет о нашей поездке в Волоколамск и окрестности.

Следующим пунктом была усадьба в селе Ярополец, принадлежавшая среди многих владельцев тёще Пушкина А.С.,  матери Натальи Николаевны.


Усадьба эта в настоящее время не музей, а просто дом отдыха МАИ, но это позаволило ей хотя бы сохраниться хоть в каком-то виде (в отличие от соседней усадьбы Чернышевых).



Вот так она выглядела через забор - вековые деревья на фоне голубого неба, розовые кирпичные стены.



И да, тут я поняла, что наступила ВЕСНА - я увидела зеленую травку :)



О деревьях - уж откуда эта байка пошла, я не знаю, но лиственницу перед главным домом связывают с тем самым дубом, что со златой цепью )



Но на точно не дуб,  я проверила!  Да  "Руслан и Людмила" написана на  20 лет раньше, чем Пушкин побывал тут в 1833 и 1834г.
(Сохранилось даже  письменно свидетельство первого  посещения этого места в письме самого Пушкина Наталье Николаевне.

Двадцать четвертого августа 1833 года Пушкин, заехав в Ярополец, посетил могилу П. Д. Дорошенко и на другой день написал из Москвы Наталье Николаевне о теще: «Она живет очень уединенно и тихо в своем разоренном дворце и разводит огороды над прахом твоего прадедушки Дорошенки, к которому я ходил на поклонение».


Впечатляет и другое каменное здание усадьбы - церковь Иоанна Предтечи (середина 18 века), при этом не самая обычная для России архитектура.
В советское время в нем был клуб, а теперь храм снова действующий - так странно, когда идешь в церкви по паркету. И много света внутри, благодаря большим окнам, что тоже непривычно.



Снять их вместе только против солнца получилось (

Жаль, конечно, что это только дом отдыха, а не настоящий музей - ведь сохранились подробные описания внутреннего убранства.

Интерьеры дома подробнейшим образом описаны Марией Петровной Карцовой-Огаревой, племянницей Е. Б. Гончаровой, урожденной княжны Мещерской — жены последнего владельца усадьбы Н. И. Гончарова. Хотя эти воспоминания относятся к концу XIX — началу XX века, но их автор еще застала обстановку дома пушкинских времен:

«Стены нижнего этажа были художественно расписаны в тонах жженой сепии; у дверей шли вертикальные орнаменты в кобальтовых тонах на белом фоне, удивительно гармонировавшие со стенной живописью, изображавшей уголки парка. Эта живопись была однородна в столовой и прилегавшей к ней гостиной. Потолки в тех же тонах были скромно украшены. В гостиной летящий аист нес в клюве люстру из стеклянных подвесок и кобальтовой фарфоровой середины. Двери были резные, прекрасного рисунка, выполненные местным мастером-крестьянином, славившимся тогда на всю Россию и получавшим заказы для строившихся церквей; его работу можно было увидеть в соборе Н. Афона. Во всем ничего кричащего, а величие и гармония размеров, соединенные с удобством и уютом. Ни за границей, ни в других стародворянских усадьбах я этого не наблюдала».

На втором этаже располагались библиотека, бильярдная и жилые комнаты. М. П. Карцева вспоминает: «Наверху в доме была большая библиотека. При мне остались только длинные застекленные полки высоко на стенах, а шкапы были вынесены в биллиардную там же во втором этаже». Сохранилось и несколько фотографий интерьеров дома, запечатлевших его убранство, которое в значительной мере относится к пушкинской поре.

Посетивший Ярополец в 1903 году Владимир Гиляровский поместил десять лет спустя в журнале «Столица и усадьба» очерк, посвященный усадьбе, в котором, между прочим, приводит рассказы местных старожилов. Воспитанница Натальи Ивановны Авдотья Кузьминична поведала Гиляровскому легенду о том, как во время первого приезда ее благодетельницы в Ярополец после свадьбы Пушкина с Натальей Николаевной со стены в спальне сорвалось и разбилось вдребезги зеркало. Наталья Ивановна сказала тогда: «Не пройдет это даром», — и всю оставшуюся жизнь, после того как Пушкин был убит, она не снимала траура по нему. После смерти Пушкина к ней не однажды приезжала гостить Наталья Николаевна с детьми, погружаясь в воспоминания о том времени, когда она бывала здесь вместе с мужем.

Княжна Екатерина Александровна Мещерская, двоюродная сестра Е. Б. Гончаровой, часто бывавшая в ярополецком доме, вспоминала: «Центральную часть дома занимала парадная зала. Направо была приемная, налево комнаты Александра Сергеевича и Натальи Николаевны, кабинет поэта». Очевидно, что только из уважения к памяти поэта мемуаристка могла назвать эти комнаты пушкинскими, что, впрочем, закрепилось в сознании нескольких последующих поколений. Так называемая «пушкинская» комната, судя по ее фотографиям и сохранившемуся облику, представляла собою парадную спальню дома. Об этом свидетельствует наличие в ней спаренных колонн, которые отделяли альков от остальной части помещения. Наталья Николаевна занимала эту памятную ей комнату, когда уже вдовою жила в ярополецком доме.

Источник


 Но усадьба Гончаровых - это не единственная наша цель в Яропольце, так что продолжение следует.

Tags: Волоколамск, Ярополец, поездки, смартфонография
Subscribe

promo maksina october 16, 2019 11:58 20
Buy for 40 tokens
Это тот рассказ, который привёл меня в Неаполь. Прочла - и очень захотелось если не к океану, то хотя бы к морю... Екатерина Годвер. Город Сюрреализм, символизм и море. https://author.today/work/34498 Мой город мне приснился. Большинству людей время от времени снятся сны…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 13 comments