Irina Myagkova (maksina) wrote,
Irina Myagkova
maksina

Categories:

Одна жизнь на двоих.Фредерик Жолио-Кюри

Фредерик Жолио-Кюри (фр. Jean Frédéric Joliot-Curie, 19 марта 1900, Париж — 14 августа 1958, там же)
Фредерик был шестым, младшим ребенком в семье.

 В 1908 году мальчика отдали учиться на полный пансион в лицей Лаканаль. Незадолго до его окончания Фредерика призвали на военную службу. Лишь завершение войны спасло его от направления на фронт.

Поступив в «Ecole de physique», Фредерик занимается физикой под руководством знаменитого ученого Поля Ланжевена. В 1923 году он получает диплом инженера и решает сначала пройти инженерную практику на сталелитейных заводах Арбеда в Эш-сюр-Альзетт. Тут его снова призывают в армию. Наконец в 1925 году Фредерик следует совету Ланжевена и  поступает на работу в Институт радия в качестве препаратора к Марии Склодовской-Кюри.

Первые работы, проведенные Фредериком, посвящены исследованию электрических свойств тонких металлических пленок. Не только Кюри поражена остротой инженерной мысли молодого препаратора. Так, знаменитый английский физик Томсон взял на вооружение разработанный Фредериком метод приготовления тонких пленок золота и в одной из своих статей выразил ему благодарность.

С 1925 г. Фредерик Жолио работает лаборантом в лаборатории М. Склодовской-Кюри.

Там Фредерик знакомися с Ирен Кюри. 4 октября 1926 года в мэрии четвертого округа Парижа был зарегистрирован их брак. Ирен и Фредерик  отныне стали работать вместе и носить общую фамилию - Жоли-Кюри.





В 1930 г. немецкий физик Вальтер Боте обнаружил, что некоторые легкие элементы (среди них бериллий и бор) испускают мощную радиацию при бомбардировке их альфа-частицами.
Знание инженерного дела помогло Фредерику сконструировать чувствительный детектор с конденсационной камерой, с тем чтобы фиксировать эту проникающую радиацию, и приготовить образец с необычайно высокой концентрацией полония. С помощью этого аппарата супруги Жолио-Кюри, что обнаружили, что тонкая пластинка водородсодержащего вещества, расположенная между облученным бериллием или бором и детектором, увеличивает первоначальную радиацию почти вдвое.




В начале тридцатых годов И. и Ф. Жолио-Кюри работали по трем направлениям: 1) образование электронных пар гамма-лучами; 2) аннигиляция позитрона; 3) ядерные превращения.

Наблюдая излучение, которое возникало при бомбардировке альфа-частиц частицами бериллия, супруги Жолио-Кюри определили, что это излучение обладает большой проникающей способностью. Вскоре Д.Чедвик показал, что это излучение состоит из нейтральных частиц - нейтронов. Таким образом, супруги Жолио-Кюри были близки к открытию нейтрона. Ими было показано (1934 г.), что масса нейтрона больше массы протона, и они предсказали радиоактивность нейтрона. Это предположение было экспериментально доказано в 1951 г.

В 1933 г. Фредериком Жолио-Кюри экспериментально доказано предсказанное П. Дираком явление аннигиляции.
В 1934г. супругами Жолио-Кюри было обнаружено явление искусственной радиоактивности. При изучении продуктов ядерной реакции они установили, что образующийся фосфор является радиоактивным. Некоторые новые радиоактивные изотопы испускали положительно заряженные частицы - позитроны. Ирен и Фредерик Жолио-Кюри не только впервые получили искусственным путем радиоактивные вещества, но и открыли новый вид радиоактивности - позитронную радиоактивность.Открытие принесло авторам Нобелевскую премию, и Жолио-Кюри получил кафедру ядерной химии в Коллеж де Франс.

В 1934 г. Ирен была назначена директором лаборатории Склодовской-Кюри Института радия и профессором естественно-научного факультета Сорбонны. С 1937 г. Ирен и Фредерик Жолио-Кюри работают в различных учреждениях: Ирэн в Сорбонне, Фредерик - в Коллеж де Франс. Ученые руководили лабораториями, тематика которых была различна. Теперь их исследования развивались в разных направлениях: Фредерик продолжал работу в области ядерной физики, а Ирэн занималась радиохимией..

Обнаружение искусственной радиоактивности сразу было оценено как одно из крупнейших открытий века. До этого радиоактивность, которая была присуща некоторым элементам, не могла быть ни вызвана, ни уничтожена, ни как-нибудь изменена человеком. Супруги Жолио-Кюри впервые искусственно вызвали радиоактивность, получив новые радиоактивные изотопы. Ученые предвидели большое теоретическое значение этого открытия и возможности его практических приложений в области биологии и медицины.

За эту работу супруги Жолио-Кюри были удостоены в 1935 году Нобелевской премии по химии. Ирен уже однажды присутствовала на церемонии вручения этой престижнейшей научной награды. Член Шведской королевской академии наук К.В. Пальмайер, представляя лауреатов, напомнил Ирен о том счастливом дне, когда она разделила в Стокгольме радость своей матери. «В сотрудничестве с вашим мужем вы достойно продолжаете ее блестящую традицию», — сказал Пальмайер.



В 1935 г. Фредерик Жолио-Кюри говорил: "Исследователи, научившиеся расщеплять и создавать элементы по своему усмотрению, смогут впоследствии осуществлять такие превращения вещества взрывного типа, которые могут быть аналогичны цепным химическим реакциям". Предвидение ученого оправдалось в дальнейшем.

Во время оккупации Франции Фредерик Жолио-Кюри был участником Движения сопротивления.
Подвергая себя значительному риску, Ж. сумел тайно переправить имевшуюся в его распоряжении тяжелую воду в Англию, где она была использована английскими учеными в ходе предпринимавшихся ими усилий по разработке атомного оружия.

Оставаясь в Париже в период оккупации, Жолио-Кюри сохранил за собой посты в Институте радия и в Коллеж де Франс. Будучи активным членом движения Сопротивления, он использовал возможности своей лаборатории для изготовления взрывчатых веществ и радиоаппаратуры для борцов Сопротивления вплоть до 1944 г., когда ему самому пришлось скрываться.

После освобождения Парижа Фредерик был назначен директором Национального центра научных исследований, на него была возложена ответственность за восстановление научного потенциала страны. В октябре 1945 г. он убедил президента Шарля де Голля создать Комиссариат по атомной энергии Франции. Три года спустя он руководил пуском первого во Франции ядерного реактора. Несмотря на то что авторитет Фредерика как ученого и администратора был чрезвычайно высок, его связь с коммунистической партией, в которую он вступил в 1942 г., вызывала недовольство, и в 1950 г. он был освобожден с поста руководителя Комиссариата по атомной энергии.

После отставки Фредерик  посвящал большую часть своего времени исследовательской работе в лаборатории и преподаванию. Оставаясь активным политическим деятелем, он был также президентом Всемирного Совета Мира.

Современники  характеризовали Фредерика Жолио_Кюри как человека чуткого, доброго и терпеливого. Он любил играть на пианино, рисовать пейзажи и читать.

У Ирэн и Фредерика было двое детей - дочь Элен (1927 г.р., о ней я как-нибудь тоже хочу рассказать) и сын - Пьер (1932 г.р.).


Смерть Ирен  в 1956 году стала  для  него тяжелым ударом.
Вскоре после смерти жены Фредерик Жолио-Кюри написал удивительные строки: «Каждый человек невольно отшатывается от мысли, что вслед за его смертью наступает небытие.
Понятие пустоты настолько невыносимо для людей, что они пытались спрятаться в верования в загробную жизнь, даруемую богом или богами. Я по своей природе рационалист, даже в ранней молодости я отказывался от такой хрупкой и ни на чем не основанной веры. Не раз мне привелось быть свидетелем ужасных разочарований, когда люди вдруг теряли веру. Но… Я хотел было сказать: но, черт побери, почему загробная жизнь должна протекать в другом, потустороннем мире? Думая о смерти даже в раннем возрасте, я видел перед собой проблему глубоко человеческую и земную. Разве вечность — это не живая, ощутимая цепь, которая связывает нас с вещами и людьми, бывшими до нас? Если вы позволите, я поделюсь с вами одним воспоминанием.
Подростком я вечером делал уроки. Работая, я вдруг дотронулся рукой до оловянного подсвечника — старой семейной реликвии. Я перестал писать, меня охватило волнение. Закрыв глаза, я видел картины, свидетелем которых был старый подсвечник, — как спускались в погреб в день веселых именин за бутылкой вина, как сидели ночью вокруг покойника… Мне казалось, что я чувствую тепло рук, которые в течение веков держали подсвечник, вижу лица. Я почувствовал огромную поддержку в сонме исчезнувших. Конечно, это фантазии, но подсвечник мне помог вспомнить тех, кого больше не было, я их увидел живыми, и я окончательна освободился от страха перед небытием.
Каждый человек оставляет на земле неизгладимый след, будь то дерево перил или каменная ступенька лестницы. Я люблю дерево, блестящее от прикосновения множества рук, камень с выемками от шагов, люблю мой старый подсвечник. В них вечность…»


основной источник

Tags: великие люди, чтобы помнили, этот день в истории науки
Subscribe

Posts from This Journal “этот день в истории науки” Tag

promo maksina october 16, 2019 11:58 20
Buy for 40 tokens
Это тот рассказ, который привёл меня в Неаполь. Прочла - и очень захотелось если не к океану, то хотя бы к морю... Екатерина Годвер. Город Сюрреализм, символизм и море. https://author.today/work/34498 Мой город мне приснился. Большинству людей время от времени снятся сны…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 8 comments