Крым_2014

"А живу я, огромную цену за жизнь заломив..."

"...нас не нужно жалеть, ведь и мы никого б не жалели..."

Previous Entry Share Next Entry
Неизвестные поэты
лето
maksina
Павел Булушев
Предусмотрительность


Комбат наш предусмотрителен:
Приказ расписал, как по нотам,
Назначив меня заместителем,
Поскольку командую ротой.

Второй заместитель комбата -
Чего ещё, кажется, нужно мне!
Но... Не поздравляйте, ребята,
С таким продвиженьем по службе.

Командовать вами я стану
И быть приказу действительным,
Лишь если убьют к а п и т а н а
С п е р в ы м его заместителем.

А что до меня, то ни разу
Не видел у замов возможности
Живыми - согласно приказу -
Вступать в многославные должности.

Вакансии будут... И скоро!
Заступят их те, кто везучей.
...А я для себя дублера
назначу на тот же случай.

от sa_5_gammon

И ещё одно

"Царскосельский Лицей" (январь, 1944 год)

Здесь музы молчат... Здесь лишь бомбы да мины.
И вырубки там, где клубились куртины.
Здесь музы молчат. Здесь лишь мины да бомбы.
...Мы шли во дворец, а пришли в катакомбы.

Здесь Мекка поэтов. Мы помним об этом.
Но нынче здесь всё перегружено толом.
И прежде чем стать здесь вторично поэтом,
Сам Пушкин бы стал тут сначала сапёром.



Recent Posts from This Journal


promo maksina november 23, 22:34 4
Buy for 20 tokens
Именно так пишет книги по разным разделам физики мой хороший друг 2born . И как раз сейчас вышли из печати вторые издания трех его книг - исправленные и дополненные. посмотреть подробнее В "Физике элементарных чачстиц" рассказано теперь еще и про распад тау-лептона на…

  • 1
да было б за что, Володя. Я раньше даже не слышала о нём (

Edited at 2016-12-21 09:41 am (UTC)

Я тоже. Просто очень в тему пришлось. А вот небольшой ответ.

http://favorite-verses.livejournal.com/29349.html

Своеобразно...

Всё таки одна старая школа...

У меня сразу ассоциация вот на это, Симонова:

Если дорог тебе твой дом,
Где ты русским выкормлен был,
Под бревенчатым потолком,
Где ты, в люльке качаясь, плыл;
Если дороги в доме том
Тебе стены, печь и углы,
Дедом, прадедом и отцом
В нем исхоженные полы;

Если мил тебе бедный сад
С майским цветом, с жужжаньем пчёл
И под липой сто лет назад
В землю вкопанный дедом стол;
Если ты не хочешь, чтоб пол
В твоем доме фашист топтал,
Чтоб он сел за дедовский стол
И деревья в саду сломал...

Если мать тебе дорога —
Тебя выкормившая грудь,
Где давно уже нет молока,
Только можно щекой прильнуть;
Если вынести нету сил,
Чтоб фашист, к ней постоем став,
По щекам морщинистым бил,
Косы на руку намотав;
Чтобы те же руки ее,
Что несли тебя в колыбель,
Мыли гаду его белье
И стелили ему постель...

Если ты отца не забыл,
Что качал тебя на руках,
Что хорошим солдатом был
И пропал в карпатских снегах,
Что погиб за Волгу, за Дон,
За отчизны твоей судьбу;
Если ты не хочешь, чтоб он
Перевертывался в гробу,
Чтоб солдатский портрет в крестах
Взял фашист и на пол сорвал
И у матери на глазах
На лицо ему наступал...

Если ты не хочешь отдать
Ту, с которой вдвоем ходил,
Ту, что долго поцеловать
Ты не смел,— так ее любил,—
Чтоб фашисты ее живьем
Взяли силой, зажав в углу,
И распяли ее втроем,
Обнаженную, на полу;
Чтоб досталось трем этим псам
В стонах, в ненависти, в крови
Все, что свято берег ты сам
Всею силой мужской любви...

Если ты фашисту с ружьем
Не желаешь навек отдать
Дом, где жил ты, жену и мать,
Все, что родиной мы зовем,—
Знай: никто ее не спасет,
Если ты ее не спасешь;
Знай: никто его не убьет,
Если ты его не убьешь.
И пока его не убил,
Ты молчи о своей любви,
Край, где рос ты, и дом, где жил,
Своей родиной не зови.
Пусть фашиста убил твой брат,
Пусть фашиста убил сосед,—
Это брат и сосед твой мстят,
А тебе оправданья нет.
За чужой спиной не сидят,
Из чужой винтовки не мстят.
Раз фашиста убил твой брат,—
Это он, а не ты солдат.

Так убей фашиста, чтоб он,
А не ты на земле лежал,
Не в твоем дому чтобы стон,
А в его по мертвым стоял.
Так хотел он, его вина,—
Пусть горит его дом, а не твой,
И пускай не твоя жена,
А его пусть будет вдовой.
Пусть исплачется не твоя,
А его родившая мать,
Не твоя, а его семья
Понапрасну пусть будет ждать.
Так убей же хоть одного!
Так убей же его скорей!
Сколько раз увидишь его,
Столько раз его и убей!

да, я тоже это стихотворение вспомнила
и как его девочка в "Обороне Севастополя" читает раненным в госпитале

Неизвестные поэты

Пользователь shutofsky сослался на вашу запись в своей записи «Неизвестные поэты» в контексте: [...] Оригинал взят у в Неизвестные поэты [...]

Продолжим?

О, мальчик, ты любишь
Походов грозу
И шашкою рубишь
В Манеже лозу.

Лучше послушай -
Тебе я спою
На всякий случай
Песню мою.
Есть дивные газы
Иприт, люизит.
Ужасней проказы
Их яд язвит.

Дымчатой ранью
Стелется даль,
И пахнет геранью,
И горек миндаль.

И может случиться,
С грозою во мгле
Запахнет горчица,
Как на столе.
К обеду какому
Кем подана
К людскому жаркому
Приправой она?

Сбирать научись ты
Под пушечный вой
Химически-чистый
Букет полевой.
До одури нюхай

Мой запах, дружок,
Чтоб вспухнул синюхой
В легких ожог.
О, дивные газы,

Иприт, люизит...
И череп безглазый
Из противогаза
Сквозь стекла глядит.

оччень оптимистично (

Конец 20-х, тогда этим все бредили.
""Но Корейки не было. Вместо него на великого комбинатора смотрела потрясающая харя со стеклянными водолазными очами и резиновым хоботом, в конце которого болтался жестяной цилиндр цвета хаки. Остап так удивился, что даже подпрыгнул.

– Что это за штуки? – грозно сказал он, протягивая руку к противогазу. – Гражданин подзащитный, призываю вас к порядку.

Но в эту минуту набежала группа людей в таких же противогазах, и среди десятка одинаковых резиновых харь уже нельзя было найти Корейко. Придерживая свою папку, Остап сразу же стал смотреть на ноги чудовищ, но едва ему показалось, что он различил вдовьи брюки Александра Ивановича, как его взяли под руки, и молодецкий голос сказал:

– Товарищ! Вы отравлены!

– Кто отравлен? – закричал Остап, вырываясь. – Пустите!

– Товарищ, вы отравлены газом, – радостно повторил санитар. – Вы попали в отравленную зону! Видите, газовая бомба.

На мостовой действительно лежал ящичек, из которого поспешно выбирался густой дым. Подозрительные брюки были уже далеко. В последний раз они сверкнули между двух потоков дыма и пропали. Остап молча и яростно выдирался. Его держали уже шесть масок.""

И вполне понятно почему. Газовая война для вех оказалась шоком

Там всё было шоком. Последняя война подобной напряжённости в Европе закончилась в 1648 году.

Добавим оптимизьму. Стих длинный, поэтому фрагмент:

""Легко вонзятся в небо пики
Чуть заскрежещут стремена
И кто–то двинет жестом диким
Твои, Россия, племена.
И воздух станет пьян и болен,
Глотая жадно шум знамен,
И гром московских колоколен,
И храп коней, и сабель звон.
И день весенний будет страшен,
И больно будет пыль вдыхать...
И долго, вслед, с кремлевских башен
Им будут шапками махать...""

Биография у поэта на сериал тянет.

""...Плывут багровые знамёна.
Грохочут бубны. Кони ржут.
Летят цветы. И эскадроны
За эскадронами идут.
Они и в зной, и в непогоду,
Телами засыпая рвы,
Несли железную свободу
Из белокаменной Москвы.""



Edited at 2016-12-22 03:59 am (UTC)

  • 1
?

Log in